понедельник, 15 октября 2012 г.

ГДЕ ЖИВЕТ СЧАСТЬЕ?

Мне захотелось порассуждать о человеческом счастье с точки зрения психологии. Ведь не секрет, что именно психологи в своей работе вплотную сталкиваются со всеми проявлениями этого эмоционально-душевного состояния удовлетворенности своим бытием и окружением, осмысленностью жизни, осуществлением своего предназначения. А правильнее сказать, неудовлетворенности… Потому что по-настоящему счастливому человеку и в голову не придет обращаться за помощью к психологам.
Работа психолога как раз состоит в том, чтобы сделать клиента счастливым. Как, например, работа парикмахера – сделать клиента хорошо подстриженным. Профессиональная стрижка, красивая укладка – как говорится, клиент счастлив и доволен. Вроде бы, достаточно простая схема. Но увы… Если так рассуждать, то для того, чтобы стать психологом, потребовались бы только курсы при УПК. Стать счастливым намного труднее, чем стать подстриженным. С этим согласится каждый. Психология – это наука не только естествознания, но и гуманитарная. Поэтому у нее общая проблематика с философией, культурологией и многими другими гуманитарными дисциплинами.
Так вот мои рассуждения на вечную философскую тему: «В чем секрет человеческого счастья?» начались с созерцания одной коллекции старинных швейцарских часов. Часы лежали под стеклом и были специально открыты и разобраны так, чтобы зрителю был виден весь механизм. И вот что меня поразило – мельчайшие шестеренки, которые глаз тогдашнего «потребителя» никогда бы и не увидел, были покрыты тончайшей декоративной резьбой. Работа невероятной сложности. Думающий человек сразу задастся вопросом, это какую же надо иметь такую философию жизни, чтобы заниматься кропотливым трудом там, где это (с точки зрения современного человека) «никому не нужно»? А ведь действительно, давайте займемся исторической реконструкцией и попытаемся представить себе человека, который так работал. Какое у него было лицо, когда он все это кропотливо творил? Напрашивается однозначный вывод – как бы мы ни назвали этот стиль жизни, этот стиль однозначно приводил к тому, что люди, придерживающиеся его, имели-таки СЧАСТЬЕ. А вот мы, живущие в как бы «противоположную» эпоху, как раз таки бегаем за счастьем к психотерапевтам и на разные другие «курсы». И не обретаем... 

Приведу другой пример. Наш любимый Антонио Гауди взращивал свои здания в буквальном смысле слова. Саграда Фамилия густо населена – прирожденный скульптор, Гауди разместил на порталах и стенах множество фигур: Христос, Иуда, Пилат, царь Соломон, римский солдат, несметное количество зверей, птиц, насекомых… А почему? На стенах и крыше собора – 3400 статуй и разных других химер. Лес, парк из скульптур. На высоте 80 метров, полуспрятанная от глаза людского за какой-то громоздкой колонной стоит маленькая прекрасная статуя тщательнейшей выделки! Какова же сила художественного бескорыстия! Запомним это выражение. Ведь это – тот самый «рецепт» человеческого счастья, который мы с вами выпишем сейчас самим себе.
Вы можете возразить, те времена прошли. Давно ушла и эпоха модернизма, и эпоха великой готики, и те швейцарские мастера, которые наносили резьбу в стиле барокко на шестеренки часов. Давно ушли мастера, вырезающие скульптуры, что видны только голубям да современным туристам с супер-камерами... И Господу Богу, хочется добавить... Вот почему они так старались! Ведь не для начальника, не для «приемки», не для «комиссии по контролю качества» делали они свою тщательнейшую «никому не нужную» кропотливую работу. Они это делали для вящей Славы Господней, эти люди ушедших времен. Они верили во «что-то такое», что увидит, углядит своим Оком их труд и... оценит. И когда они трудились в эту свою «славу Божию», они, вероятно, испытывали самое настоящее ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СЧАСТЬЕ.
И психологи с этим согласны, что – да, именно так вырабатывается счастье. Они (психологи) давно знают, какой труд приносит высочайший экстаз, а какой – депрессию. Когда человек выполняет свою работу из-под палки, для начальника-самодура, еще для непонятно кого... Вот тогда он несчастен. Сравните труд человека, который жил в эпоху мастеров готики или барокко, и труд человека, который изготовил ну, скажем, стул, на котором вы сейчас сидите... И скажите мне, как психолог психологу, кто из этих двоих тружеников был счастлив? Я отвечу вам – подлинное счастье, не имеющее ничего общего с дешевеньким «оптимизмом», разглядит даже слепой – в работе швейцарца-часовщика, в работах великого Гауди. Ну, разве будет несчастливый, суетливый, недовольный всем, ненавидящий мир и свои условия труда человек вырезать изысканнейший орнамент на рабочей шестеренке? А разве будет счастливый человек делать вот этот топорный стул, который ломается под вами, едва вы его купили? Получается, что мы живем в самую настоящую «эпоху несчастливых людей». Потому что нас окружают предметы, которые сделаны для начальника, для непонятного «среднего потребителя», обсчитанного и выведенного на бумаге маркетологами. А еще мы работаем для зарплаты... А главный лозунг нашей эпохи – «И при чем здесь я?»
Вы вновь можете возразить, что те времена счастья ушли... А я вам скажу и убедительно докажу, что это не так! И в этом заключается главный позитивный, жизнеутверждающий и психотерапевтический месседж моих рассуждений.
Начнем с Педро Альмодовара. Он – наш с вами современник и живет как раз таки в разгар эпохи ширпотреба. Но вот, почитайте, как он снимал свои фильмы! Альмодовар требовал на съемках фильма «Возвращение», чтобы платки в комоде были высочайшего качества и с фирменными лейблами. Зачем? Ведь по сюжету героиня лишь выдвигает ящик, но ничего оттуда не достает? На что испанский режиссер ответил: «На платки с лейблами вы будете смотреть по-другому». Разумеется, Альмодовар не укладывается в сметы, сроки, размеры... Зато сколько премий и наград. Вот, на что тратится жизнь. Одна шестеренка ... Вы поняли рецепт счастья? Он в том, как нужно работать:

 1. Художественное бескорыстие;
 2. Работа не для начальника, а во славу Божию;
 3. И, наконец, на платки с лейблами вы будете смотреть по-другому.
 
Когда-то немецкого поэта Рильке спросили, для кого он пишет свои стихи. И тот ответил: «Для себя и для гипотетического альтер-эго». Это сказал человек, который не любил разбрасываться такими словами, как «Бог», «Божественное»... Я тоже не люблю. И понимаю Рильке. Человек, который не любит говорить вслух о Боге, всегда будет замещать это слово более сдержанным, что ли, понятием «альтер-эго» или в переводе: «мое высшее я». Вот и нужно нам с вами работать, как завещал Рильке – для себя и для воображаемого альтер-эго. Это рецепт счастья, если вы помните.
Вы вновь можете возразить, при чем здесь аристократы и поэты? Но мой психотерапевтический и оптимистичный сказ не боится критики. У меня есть еще один веский аргумент! Да, не все из нас родились в семье аристократов или поэтов.
Но вот что заметил мой приятель, профессор Педро Ромера. Как-то будучи в одном из музеев Нью-Йорка, он попал на выставку первых компьютеров, которые так же, как и древние швейцарские часы, лежали в разобранном виде (эта история очень перекликается с первой). И профессор обратил там внимание на пайку схем. Это была пайка, которая уж точно не была адресована никому, так как была упрятана вглубь компьютера. И пайкой этой занимались отнюдь не аристократы, а простые парни, которые вместо того, чтобы паять машинально, механично, оказывается, паяли «художественно». Ну, художества их были отнюдь не барочные, признаюсь сразу. Они паяли в форме цветочков, забавных рожиц, имен, а также непристойных слов. Вот каким вопросом задался Педро: «А для чего они так паяли»? И делает умозаключение, вспоминая знаменитое высказывание некого великого автора: "Искусство есть способ пережить деланье вещи, а сделанное в искусстве не важно." Педро делает вывод – работать именно так, это насущная биологическая или, скорее, экзистенциальная потребность любого живого человека! В какую бы эпоху он ни жил и к какому сословию бы ни принадлежал.
Вот нам и четвертый ингредиент для «коктейля счастья»:

4. Искусство есть способ пережить деланье вещи, а сделанное в искусстве не важно.

Для тех, кто не понял смысл выражения «художественное бескорыстие», я напомню, что это – когда ты вырезаешь статую до мельчайшей детали, зная, что эту статую никто не увидит. Никто, кроме Господа Бога. Художественное бескорыстие – это работа и отношение к жизни не «тяп-ляп». Это те мелочи, о которых знаете только вы. Например, ухоженные пятки зимой, когда мы ходим в шубе и сапогах. Красивое и дорогое белье, которое никто не увидит, потому что мы идем отнюдь не на свидание... Это привычка делать все медленно, тщательно, с любовью, с оглядкой на Всевидящее Око. Только так можно повысить качество своей жизни и испытывать счастье. Ежедневно. Конечно, вы не будете укладываться в схемы, в сроки, в бюджет. Конечно, вы не будете успевать сделать и половину дел. Но зато оставшаяся половина будет сделана так, как надо. Кстати, именно так лечится суетливость и мелкотравчатость нашего бытия, наполненного псевдо-хлопотами. Вы выпрыгнете из прокрустова ложа серости, и тогда у вас будет шанс прожить свою жизнь с гордо поднятой головой человека, который никуда не торопится, человека, который счастлив каждую секунду своего вдумчивого и неторопливого бытия... Ибо только там живет счастье.











Опубликовано в журнале «Тот en rus - Все по-русски», №6, 2012.  
http://www.totenrus.com/

Фото: shutterstock.com (2), 
Anastasios71 / shutterstock.com (1).

Комментариев нет:

Отправить комментарий